Иоанн Кронштадский

Материал из Симфония спасении
Перейти к: навигация, поиск
Иоанн Кронштадский

Краткое житие святого праведного Иоанна Кронштадтского

Память святого праведного Иоанна Кронштадтского празднуется Православной Церковью 20 декабря/2 января; в день Собора Санкт-Петербургских святых (3-я Неделя по Пятидесятнице); в день Собора святых Эстонской земли (18 ноября/1 декабря)

Святой праведный Иоанн Кронштадтский родился 19 октября 1829 года в семье причетника Илии Михайловича и Феодоры Власиевны Сергиевых в с. Сура Архангельской губернии. Дед и другие предки в роду его отца были священниками на протяжении по крайней мере 350 лет.

Школьные дела у юного Иоанна, слабого здоровьем, шли плохо. Он много молился о даровании ему разума к постижению учения, и Господь услышал его молитву. После приходского училища он окончил Архангельскую Духовную семинарию первым по успеваемости и Санкт-Петербургскую Духовную Академию.

Женился на дочери протоиерея Константина Несвитского Елизавете. Супруги приняли на себя подвиг девства.

По рукоположении молодой священник был назначен в собор апостола Андрея Первозванного в Кронштадте. Пастырский долг отец Иоанн видел в непрестанной молитве, в духовно-нравственном врачевании людей, облегчении участи нищих, бездомных, сирот. Его благотворительность и бескорыстие были безграничны. "У меня своих денег нет, — говорил отец Иоанн. — Мне жертвуют, и я жертвую...". Им были основаны "Дом трудолюбия" с детской библиотекой, бесплатной начальной школой и мастерскими, попечительства для помощи бедным, ночлежный и странноприимный дома, монастыри и храмы в разных епархиях. Истинной здравницей скорбящих душ отец Иоанн считал храм Христов, а самым действенным средством исцеления — Божественную литургию. К нему на исповеди, длившиеся иногда по 12 часов, приходило до 6 тысяч человек. Отец Иоанн совершал Литургию почти каждый день. Ревность о Боге и людях Божиих стяжала ему дар дерзновенной молитвы и исцеления. Имя отца Иоанна было широко известно: со всей России, из Европы, Индии, Америки ему присылали тысячи писем и телеграмм с просьбами о молитве. Святитель Феофан Затворник († 1894) писал: "Отец Иоанн Кронштадтский — Божий человек. Молитва его доходит к Богу по великой вере его".

Полное собрание сочинений (изд. до 1917 г.) включает его письма, дневниковые записи ("Моя жизнь во Христе"), размышления о пути к Богу, наставления о покаянии, проповеди. 9 декабря 1908 года отец Иоанн совершил последнюю Литургию, а утром 20 декабря тихо предал свой дух Богу. Похоронен в нижнем храме основанного им в декабре 1902 года Иоанновского женского монастыря на р. Карповке в Петербурге (ныне монастырь возрожден и с 1992 года является ставропигиальным). Прославлен святой праведный Иоанн Кронштадтский Собором 1990 года. Память празднуется 20 декабря (2 января).

Автобиография отца Иоанна

Я — сын причетника села Сурского, Пинежского уезда, Архангельской губернии. С самого раннего детства, как только я помню себя, лет четырёх или пяти. А может быть и менее, родители приучили меня к молитве и своим религиозным настроением сделали из меня религиозно-настроенного мальчика. Дома, на шестом году, отец купил для меня букварь, и мать стала преподавать мне азбуку; но грамота давалась мне туго, что было причиной немалой моей скорби. Никак не удавалось мне понять связь между нашей речью и письмом; в моё время грамота преподавалась не так как сейчас: нас всех учили: «азъ», «буки», «веди» и т.д., как будто «а» — само по себе, а «азъ» — само по себе. Долго не давалась мне эта мудрость, но будучи приучен отцом и матерью к молитве, скорбя о неуспехах своего учения, я горячо молился Богу, чтобы Он дал мне разум — и я помню, как вдруг спала точно пелена с моего ума, и я стал хорошо понимать учение. На десятом году меня повезли в Архангельское приходское училище. Отец мой получал, конечно, самое маленькое жалование, так что жить, должно быть, приходилось страшно трудно. Я уже понимал тягостное положение своих родителей, и поэтому моя непонятливость к учению была действительно несчастьем. О значении учения для моего будущего я думал мало и печалился, особенно о том, что отец напрасно тратил на моё содержание свои последние средства. Оставшись в Архангельске совершенно один, я лишился своих руководителей и должен был до всего доходить сам. Среди сверстников по классу я не находил, да и не искал себе поддержки или помощи; они все были способнее меня, и я был последним учеником. На меня напала тоска. Вот тут и обратился я за помощью к Вседержителю, и во мне произошла перемена. В короткое время я продвинулся вперёд настолько, что уже перестал быть последним учеником. Чем дальше, тем лучше и лучше я преуспевал в науках, и к концу курса одним их первых был переведён в семинарию, в которой окончил курс первым учеником в 1851 году и был послан в Петербургскую Академию за казённый счет. Ещё будучи в семинарии, я лишился нежно любимого отца, и старушка мать осталась без всяких средств к существованию. Я хотел прямо из семинарии занять место дьякона или псаломщика, чтобы иметь возможность содержать её, но она горячо воспротивилась этому, и я отправился в Академию. В академическом правлении тогда занимали места письмоводителей студенты за самую ничтожную плату (около десяти рублей в месяц), и я с радостью согласился на предложение секретаря академического правления занять это место, чтобы отсылать эти средства матери. Окончив курс кандидатов богословия в 1855 г. я поехал священником в Кронштадт, женившись на дочери протоиерея К.Н. Несвитского, Елизавете, находящейся в живых и до сих пор; детей у меня нет и не было. С первых же дней своего высокого служения церкви, я поставил себе за правило: сколь возможно искреннее относиться к своему делу, пастырству и священнослужению, строго следить за своей внутренней жизнью. С этой целью прежде всего принялся я за чтение священного писания ветхого и нового завета, извлекая из него все назидательное для себя, как для человека вообще и священника в особенности. Потом я стал вести дневник, в котором записывал свою борьбу с помыслами и страстями, свои покаянные чувства, свои тайные молитвы к Богу и свои благодарные чувства за избавление от искушений, скорбей и напастей. В каждый воскресный и в праздничный день я произносил в церкви слова и беседы, или собственного сочинения, или проповеди митр. Григория. Некоторые из моих бесед изданы и весьма много осталось в рукописи. Изданы беседы «О Пресвятой Троице», «О сотворении мира» и «О блаженствах Евангельских». Кроме проповедничества я возымел попечение о бедных как и я, сам бывший бедняком, — и лет около двадцати назад в 1874 г. провёл мысль об устройстве в Кронштадте «Дома Трудолюбия для бедных», который и помог Господь устроить лет пятнадцать тому назад. — Вот и всё!