Свято-Тихвинский Богородицкий женский монастырь, г. Бузулук

Пожертвуйте на храм

Отправьте СМС на номер 3434
текстом: nahram 33604 200

где 33604 — номер храма,
200 — сумма в рублях
Свято-Тихвинский Богородицкий женский монастырь, г. Бузулук

Основательницею и строительницею монастыря была крестьянская девица из деревни Михайловки Бузулукского уезда Евфимия Герасимовна Овсянникова. С юношеских лет, посвятив себя... Еще

Россия, Оренбургская обл., Бузулук
+73534223315
Настоятель храма неизвестен

?

Пригласить настоятеля Я настоятель

Вы можете отправить ссылку на эту страницу настоятелю храма

3
Прихожан храма зарегистрированы на сайте Правжизнь
Найти знакомых и общаться
  • Являюсь прихожанином
  • Расписание богослужений
  • Молитва по соглашению
  • Заказать поминовение
  • Сделать пожертвование
Пригласите настоятеля храма, чтобы он смог:
  • Управлять страницей храма, публиковать контакты и расписание богослужений
  • Общаться с прихожанами, создавать группы и каналы храма
  • Собирать пожертвования на храм и на поддержание прихода
  • Публиковать фотоальбомы и видеоальбомы, новости
  • Дистанционно принимать поминовения, создавать группы молящихся
  • Рассказывать о святынях храма и чудесах, которые в нем происходили

Являетесь настоятелем этого храма? Регистрируйтесь и управляйте этой страницей

Основательницею и строительницею монастыря была крестьянская девица из деревни Михайловки Бузулукского уезда Евфимия Герасимовна Овсянникова. С юношеских лет, посвятив себя на служение Господу, она жила более двадцати лет в женской общине г. Кирсанова Тамбовской губернии, откуда еще двенадцатилетнею девочкою путешествовала вместе со своими родственниками в знаменитую Саровскую пустынь Нижегородской губернии к великому подвижнику, старцу о. Серафиму . Лица, близко знавшие Евфимию Герасимовну, рассказывали, что прозорливый старец благословил ее со следующими словами: «сосуд избранный». Родители Евфимии Герасимовны переселились из Тамбовской губернии в деревню Михайловку Бузулукского уезда, по сему случаю и она вышла из Кирсановской обители и поселилась в г. Бузулуке в 30-х годах 19 в. Построив себе здесь келью, она занималась обучением детей грамоте, чтением Псалтири по усопшим и рукоделием, исполняя в то же время и молитвенные монашеские правила, к которым она приобрела душевное расположение и навык в Кирсановской общине. Добрая, благочестивая жизнь Евфимии Герасимовны как свет, по слову Евангелия, просветилась пред человеками и других возбудила к прославлению Отца Небесного подвигами благочестия: к ней присоединилось человек десять из Бузулукских девиц, склонных к подвижнической жизни. Под руководством своей наставницы все они проводили примерную жизнь в трудах и молитве, чем и приобрели доверие и расположение к себе со стороны граждан г. Бузулука. В 1835 году общество купцов и мещан г. Бузулука отвело Евфимии Герасимовне Овсянниковой четыре десятины земли на краю города, рядом с городским кладбищем, для устройства на этой земле женской обители. Этот дар Бузулукских граждан, без всяких со стороны Евфимии Герасимовны прошений и искательств, так был для нее неожидан, что она приняла это за указание ей Божия Промысла – посвятить свою жизнь на дело основания и устроения св. обители иночествующих в г. Бузулуке; с твердым упованием на помощь Божию и с усердною молитвою, она предалась всей душой св. делу.

По рассказам близких к Овсянниковой лиц, в то время она видела следующий вещий сон: ее взорам представился благоустроенный монастырь, затем явился ей Ангел, который, указывая на него, сказал: «Это твой монастырь». Потом этот посланник Божий возложил ей на плечи тяжелый крест со словами: «Неси его». Она с великим трудом пошла в этот монастырь, едва не падая под тяжестью возложенного на нее креста. В описываемое время (около 1835 года) в г. Бузулуке проживала другая келейница Мария Лаврентьевна Аллеманова из казаческого сословия. Вместе с нею жили еще человек пять девушек-келейниц. Овсянникова приняла Аллеманову с ее келейницами в свое общество, и они совместными трудами на отведенной от города земле поставили дом с несколькими отдельными кельями и дворовыми постройками. В то же время, т. е. около 1835 года, Овсянниковой Господь послал щедрую благодетельницу, вдову капитаншу Анну Ивановну Путилову. Последняя, сочувствуя благому намерению Овсянниковой открыть женскую общину и по своему расположению к ней, как женщине по своим нравственным качествам заслуживающей уважения, подарила ей 100 десятин земли, находящейся при селе Таллы, Таллинской волости , в 70 верстах от г. Бузулука, в вечное ее владение. Но так как земля эта, доставшаяся Путиловой после смерти ее мужа, была еще не закреплена за ней, то она не могла в то время дать Овсянниковой законного акта на владение этой землей. Таковой акт она выдала ей только в 1842 году. В том же году Путилова разослала в ближайшие к Бузулуку волостные правления письма, в которых просила объявить жителям всех сел и деревень тех волостей о том, что в г. Бузулуке открывается женская община и что в нее будут приниматься женщины и девушки, желающие посвятить себя духовной жизни по правилам монашества. Результатом сих писем было поступление в открывшуюся женскую общину в г. Бузулуке до 30 крестьянских девиц из разных сел и деревень тех волостей, в которые были разосланы письма г-жей Путиловой. В это время на пожертвованной г. Путиловой земле Овсянниковою с сестрами уже был основан хутор – построен дом и некоторые хозяйственные постройки. Большая часть вновь поступивших сестер были отправлены на этот хутор, где они занимались обработкою земли и тем доставляли себе и всей общине средства к жизни.

В феврале 1844 года Овсянникова подала прошение на имя Его Преосвященства Преосвященнейшего Иоанникия, Епископа Оренбургского и Уфимского, об учреждении в Бузулукском уезде женской общины на правилах монастырских, так как в то время нынешний Бузулукский уезд входил в состав Оренбургской епархии. В этом прошении она, между прочим, писала, что во всей Оренбургской губернии существует только один женский монастырь, недавно основанный в г. Уфе, отстоящей более 400 верст от Бузулука, между тем в Бузулуке находится очень много желающих посвятить себя духовной жизни в женской обители и не могущих, за неимением ее, удовлетворить своего благочестивого желания; что на отведенной ей в 1835 году Бузулукским городским обществом четырех десятинах земли, при выезде из города, ею уже построен дом, в котором вместе с ней живет до 30-ти келейниц, и что она, Овсянникова, жертвует 100 десятин земли, подаренной ей помещицей Путиловой, в пользу общины, а также деревянный дом внутри города, 25 коров и столько же мериносовых овец, хлеб и все свое хозяйство, заведенное на подаренной ей Путиловой земле. Место открытия общины она не назначает, а передает решение этого вопроса на усмотрение Епархиального Начальства, которое само ей укажет, где полезнее открыть общину, в г. Бузулуке ли, или же в 70 верстах от него на подаренной ей капитаншей Путиловой земле. Г-жа Путилова, в случае открытия общины в ее имении, обещает пожертвовать в пользу общины еще 11 десятин 280 квадр. сажен земли, для устройства на ней келий, и выстроить вблизи их в деревне Ключи-горы временную церковь.

Его Преосвященство, утвердив это постановление Консистории, рапортом от 14 мая 1845 года за № 2579 ходатайствовал пред Св. Синодом об утверждении, по прошению Овсянниковой, женской общины.

Настоящее определение Св. Синода, по распоряжению Его Преосвященства от 14 мая 1848 года, с возвращением всех документов, относящихся до общины, сообщено учредительнице общины Евфимии Овсянниковой указом Консистории. Затем, почти одновременно с сим указом Консистории, Евфимия Герасимовна определена настоятельницею основанной ею в г. Бузулуке женской общины, именно 22 мая того же года.

Почти во все время, пока производилось дело об открытии общины, Евфимия Герасимовна жила в С.-Петербурге, где в пользу основанной ею общины она производила сбор пожертвований. Так в это время ею приобретено немало вещей из церковной утвари, икон, священных облачений и проч., значащихся в церковной описи. В числе пожертвований, приобретенных ею в С.-Петербурге, значится, между прочим, особенно чтимая гражданами гор. Бузулука икона, копия с явленной Тихвинской иконы Божией Матери, пожертвованная генеральшей Путятиной.

(Икона и сегодня остается главной монастырской святыней и весьма чтится жителями города. За последние годы не единожды наблюдались случаи ее мироточения и слезоточения .)

По рассказам лиц, близких к Евфимии Герасимовне, она в бытность свою в С.-Петербурге однажды, придя в свою квартиру измученная дневными трудами по сбору пожертвований и тягостными сомнениями в благоприятном для нее решении дела об открытии основанной ею общины, столь долго затянувшегося, прилегла отдохнуть. В сонном видении она была успокоена явлением ей первомученика Архидиакона Стефана, который явился пред нею с кадилом в руках и, трижды покадив на нее, сказал: «Возвеличу». После этого видения она действительно скоро получила радостную весть о благоприятном решении ее дела, именно 2 августа, в день памяти первомученика Архидиакона Стефана. По случаю вышеописанного видения, она тогда же дала обещание устроить в честь первомученика Архидиакона Стефана придел в разрешенном к постройке каменном храме основанной ею общины, что она впоследствии и исполнила.

В Петербурге Евфимия Герасимовна познакомилась с дочерью генерала-лейтенанта Примо – Олимпиадой Дмитриевной Миюшкович, незадолго пред тем лишившейся мужа. Благодаря своей простоте и смирению, Евфимия Герасимовна приобрела такое расположение к себе со стороны Олимпиады Дмитриевны, что последняя решилась ехать из Петербурга в Бузулук для поступления в число сестер женской обители.

По получении радостной вести об открытии общины, Евфимия Герасимовна возвратилась в Бузулук и деятельно принялась за устройство ее. На помощь ей в этом трудном деле в 1848 году из Петербурга приехала г-жа Миюшкович, и в том же году была определена на должность казначеи Бузулукской женской общины. Сентября 20 дня того же 1848 года был заложен первый деревянный корпус с домовою больничною церковью, по благословению и разрешению Преосвященнейшего Иоанникия, Епископа Оренбургского и Уфимского, во имя святителя Николая Мирликийского Чудотворца, на средства благотворителей. Корпус этот размером 10 и 6 сажен на каменном фундаменте, покрыт железом, постройкою окончен в том же 1848 году. 30 января 1849 года первый домовый храм общины был освящен, по благословению Его Преосвященства, священником Бузулукского Троицкого собора Александром Васильевичем Тихомировым. Он же до 24 июля 1850 года, до того времени, когда был назначен самостоятельный церковный причт для общины, совершал, по распоряжению Епархиального Начальства, богослужение в сем храме. Построив первый корпус и церковь в нем, настоятельница Евфимия Герасимовна и казначея Олимпиада Дмитриевна, с надеждою на помощь Божию, принялись за дальнейшее устройство обители. В 1849 году кругом обители была построена деревянная ограда, а с передней стороны устроена каменная стена в 20 сажен длины, с воротами и сторожкою. Построенные до утверждения общины кельи и надворные постройки за ветхостью в 1850 году были снесены, а вместо их в том же году были построены: новый домик о трех комнатах в одной линии с первым корпусом на северной стороне его, затем позади первого корпуса: прачечная, сарай, два погреба, выложенные кирпичом, с каменными погребицами, конюшня, сарай для склада дров и амбар. В том же году в одной линии с южной стороны первого корпуса заложен, а в 1851 году окончен постройкою двухэтажный корпус для помещения сестер, размером 16 и 8 сажен – нижний этаж каменный, а верхний деревянный. В том же 1850 году 30 июня Преосвященнейшим Иосифом, Епископом Оренбургским и Уфимским, произведена закладка каменного трехпрестольного храма, размером 16 и 20 сажен во имя Пресвятой Богородицы, в честь Ее чудотворного Тихвинского образа.

Памятником Архипастырского благоволения к обители и молитвенного благожелания со стороны Преосвященнейшего Иосифа, осталась его собственноручная надпись на описи монастырской, следующая: «Господь Бог Божественною Своею благодатию и всемощною силою, по ходатайству и заступлению Приснодевы Марии – покровительницы всем девам и девственницам, да сохранит, да приумножит, и да усовершит все имеющееся в обители, к славе пресвятого Своего имени, к преуспеянию во благочестии живущих в обители и к пользе душевной входящих в св. обитель».

Для сооружения вышеозначенных построек было куплено лесу на 2863 руб. 98 коп., а для приготовления кирпича устроен позади ограды с северной стороны кирпичный сарай на 101 сажень длины и 7 аршин ширины. В приготовлении кирпича и доставлении строительных материалов для всех этих построек первые насельницы общины, которых в то время было до 100 человек, положили много своих трудов: сами они возили воду, кирпич, песок и известку к месту построек, носили кирпич на верх строящихся каменных зданий и пр. Все означенные постройки произведены на добровольные пожертвования, собираемые сборщицами по выдаваемым из Консистории сборным книгам. Но этих пожертвований было бы далеко недостаточно на постройку вышеуказанных зданий, если бы при этом сестры общины не приложили столь много своих трудов, без преувеличения можно сказать, непосильных для женского пола.

Кроме того, успешное окончание всех этих построек много обязано казначее Олимпиаде Дмитриевне Миюшкович, которая во время производства сих построек ездила в Петербург для сбора пожертвований и там, в кругу своих знакомых из высшего общества, в течение одного года собрала пожертвований деньгами 5376 руб. 6 коп. и вещами на 3547 руб., а всего на 8923 руб. 6 коп., что видно из указа Консистории от 28 ноября 1852 года. В то же время Олимпиадой Дмитриевной Миюшкович были приобретены некоторые святыни.

В 1859 году Евфимия Герасимовна подала прошение Преосвященному Феофилу, Епископу Самарскому и Ставропольскому, в котором, высказав о своем желании, а также о желании некоторых других сестер, живущих в ее общине, послужить Господу в монашеском чине, убедительно просила Его Преосвященство ходатайствовать пред Святейшим Синодом о возведении Бузулукской женской общины на степень штатного монастыря. Но так как при тех незначительных средствах, какими в то время владела Бузулукская община, на это возведение было мало надежды, то Евфимия Герасимовна, в надежде на помощь Божию, начала, прежде подачи прошения, дело об отводе для ее общины из казенной дачи 150 десятин земли, мукомольной мельницы и двух рыбных озер, находящихся в близком расстоянии (менее 5 верст) от г. Бузулука. Эта надежда ее не обманула: от 30 января 1860 года за № 385 последовал следующий указ из Святейшего Правительствующего Синода на имя Преосвященного Феофила, Епископа Самарского и Ставропольского: По указу Его Императорского Величества, Святейший Правительствующий Синод слушали предложение Господина Обер-прокурора Святейшего Синода, от 22 декабря за № 7188, коим объявляет, для зависящего распоряжения к исполнению, что Государь Император, в 19 день декабря 1859 года, Высочайше утвердить соизволил определение Святейшего Синода, от 14 ноября того же года о возведении Тихвинской женской общины в г. Бузулуке на степень штатного монастыря, на изложенных в том определении основаниях.

Получив указ из Духовной Консистории с уведомлением о переименовании общины в штатный монастырь и принеся Господу благодарственные молитвы за ниспосланные от Него благодеяния на Бузулукскую женскую обитель, Евфимия Герасимовна и старшие сестры стали готовиться к принятию монашеского звания. В том же 1860 году, по распоряжению Епархиального Начальства, настоятельница Евфимия Герасимовна и с нею 20 человек из старших сестер были пострижены в феврале месяце в рясофор, а в августе – в мантии. Настоятельница Евфимия Герасимовна в монашестве получила имя Евгении. Имена первых пострижениц следующие: Августа, Аполлинария, Афанасия (бывшая казначеею), Анфиса, Асенефа, Досифея, Еликонида (бывшая свечницею), Евпраксия, Евсевия (бывшая казначеею), Евлампия, Иоанникия, Илария, Ираида, Мелитина (бывшая игумениею) и София. Из них об Августе, Иоанникии и Ираиде сохраняется память, как о строгих подвижницах, в посте, трудолюбии и совершенном нестяжании служивших Господу, а об Иларии рассказывают, что она отличалась особенною любовью к чтению Священного Писания: Псалтирь она знала наизусть.

Марфа Лаврентьевна Аллеманова, вместе с настоятельницею Евгениею положившая основание обители, вскоре после открытия общины вышла из нее и проживала в г. Бузулуке в своей келье. Незадолго пред смертью она приняла монашеский чин, и в монашестве наречена Магдалиною. Прах ее покоится около первого храма обители, освященного в честь святителя Николая, Мирликийского чудотворца. Из числа первых пострижениц так же были монахини: Александра, проходившая должность казначеи и свечницы, Агния, бывшая много лет ризничею, Поликсения, Серафима, Ангелина и Антонина. В ноябре того же 1860 года настоятельница Евгения была возведена в сан игумении. В следующем 1861 году была закончена постройка каменного холодного трехпрестольного храма и 10 октября был освящен, по благословению Его Преосвященства, Благочинным того же монастыря, священником Александром Петровичем Островидовым, главный престол в этом храме во имя Божией Матери, в честь ее чудотворного Тихвинского образа. Тем же священником Островидовым 16 мая 1862 года был освящен придел на правой стороне во имя Архистратига Михаила, а 16 мая 1863 года на левой стороне придел, устроенный во исполнение обета Евфимии Герасимовны, во имя первомученика Архидиакона Стефана. В 1865 году был закончен постройкою двухэтажный корпус на северной стороне монастырской ограды, размером 20 и 8 сажен, покрытый железом и разделенный продольным коридором на две половины. В этом корпусе устроены 41 келья для помещения сестер. В том же году, вместо обветшавшей деревянной ограды, монастырь был обнесен каменною оградою в 1 сажень вышины и 1 аршин ширины с двумя башнями по углам на западной стороне, с железною кровлею. На южной стороне монастырской ограды 8 сентября того же 1865 года был заложен третий (теплый) храм во имя Св. Троицы, на 17 и 8 сажен с примыкавшим к нему каменным одноэтажным корпусом на 14 и 8 саженях. Эта постройка почти вся была окончена при игумении Евгении. Не успела она закончить только внутренне устройство этих зданий, по причине удаления своего на покой в 1866 году, по расстроенному здоровью. Неустанная деятельность в продолжение тридцати лет, требовавшая постоянного напряжения телесных и душевных сил, особенно в борьбе с препятствиями при многих огорчениях, тем более глубоких и потрясающих, чем менее они выражались жалобами и раздражением, расстроили здоровье игумении Евгении: замкнулась она сама в себе и представлялась чуждою текущих дел обители, что понятно при ее преклонной старости. Игумения Евгения оставила по себе добрую и назидательную память не только как основательница и строительница Бузулукского женского монастыря, но и как строгая подвижница. По рассказам лиц, знавших ее, она не пропускала ни одной церковной службы. Не редко видели ее в храме молящеюся слезною молитвою. Кроме обычного монашеского молитвенного правила, она каждодневно прочитывала по Четьи Минеям св. Димитрия Ростовского жития дневных святых, так что в продолжение года она прочитывала все Четьи Минеи. Пищу вкушала самую простую. Иногда по несколько дней сряду не принимала никакой пищи. Даже в одно время, с благословения духовного отца своего, не вкушала пищи сорок дней. Рассказывают, что причастившись Св. Тайн в последний раз незадолго пред своею смертью, она запела: «Зряще мя безгласна» и пр. На вопрос присутствующих: «Зачем это поешь?» она отвечала: «Так нужно». Скончалась она 28 марта (в четверг Св. Пасхи) 1885 года, 85 лет от рождения.

По удалении на покой игумении Евгении, в том же 1866 году была назначена и. д. настоятельницы Бузулукского Тихвинского женского монастыря казначея Симбирского Спасского монастыря, монахиня Евфросиния, которая управляла монастырем около четырех месяцев. По прошению своему, она опять возвратилась в Симбирск. После нее была назначена настоятельницею, с возведением в сан игумении, настоятельница Бугурусланского женского монастыря, монахиня Дорофея. При ней освящен 16 сентября 1869 года Преосвященным Герасимом, Епископом Самарским и Ставропольским, теплый храм во имя Св. Троицы и закончен постройкою примыкающий к храму каменный корпус, и пожертвовано в пользу монастыря в 1870 году г. Поляевым 20 десятин земли, находящейся в 15 верстах от г. Бузулука около села Перевозникова. Игумения Дорофея, по ее болезни, была уволена на покой 12 августа 1870 года, а вместо нее с того же времени настоятельницею назначена Консисториею казначея сего монастыря, монахиня Мелитина и утверждена в этой должности указом Святейшего Синода в феврале 1871 года, а 8 ноября 1878 года она была возведена в сан игумении.

При игумении Мелитине в 1880 году на средства благотворителя, пожелавшего остаться неизвестным, в теплом храме построен на правой стороне придел, который был освящен 8 сентября 1881 года Преосвященным Серафимом, Епископом Самарским и Ставропольским, во имя святителя Митрофана, Воронежского чудотворца. По указу Самарской Духовной Консистории от 19 апреля 1882 года за № 2124 заложена каменная колокольня на 10 и 5 сажен 2 аршина и доведена постройкою до третьего яруса. Кроме того, в 1884 года построен одноэтажный деревянный корпус на 12 и 6 сажен в одной линии с домовою церковью, во имя святителя Николая, на северной стороне от нее. Января 29 дня 1888 года, игумения Мелитина подала прошение Его Преосвященству об увольнении ее на покой, по болезни. По увольнении ее на покой, исправление обязанностей настоятельницы монастыря было возложено на казначею того же монастыря, монахиню Евсевию и благочинную, монахиню Клеопатру, которые эти обязанности исправляли до 10 сентября 1889 года. В 1888 году пожертвовано в пользу монастыря Бузулукским купцом А.И. Болтуновым 69 десятин земли, находящейся в 17 верстах от г. Бузулука, около села Перевозникова.

Игумения Мелитина скончалась 6 марта 1892 года. 21 августа 1889 года указом Святейшего Синода за № 3140 настоятельницею монастыря определена, с возведением в сан игумении, монахиня Валентина. Настоятельница монастыря Валентина, в миру Варвара Евфимиевна Озерова, урожденная Андреева, из дворянского рода Симбирской губернии, была до поступления в монастырь начальницею Самарского Епархиального женского училища. В сан игумении она возведена Его Преосвященством Епископом Серафимом 8 сентября того же 1889 года и до настоящего времени благополучно управляет Бузулукским Тихвинским женским монастырем.

Во время пребывания с некоторыми сестрами монастыря в г. Чернигове, на торжестве открытия св. мощей новоявленного угодника Божия святителя Феодосия (в сентябре 1896 года), игумения Валентина возымела благочестивое желание, которое и поведала тогда же бывшему на том же торжестве Преосвященнейшему Гурию, устроить в Бузулукском монастыре придел во имя угодника Божия святителя Феодосия. Владыка благословил усердие игумении Валентины и предложил устроить придел в теплом Троицком храме, на левой стороне, против придела в честь святителя Митрофана, Воронежского чудотворца. При помощи Божией и при благостном содействии Преосвященнейшего Гурия обет игумении Валентины исполнен, и придел во имя святителя Феодосия, Черниговского чудотворца, освящен в пятидесятую годовщину существования монастыря. Храмы и прочие здания при игумении Валентине были все отремонтированы и содержались в примерной чистоте и благолепии. В общем, вид монастыря представлял привлекательную для взора картину. При входе в монастырские ворота прежде всего представлялся взору монастырский пятиглавый собор, которого простая, но величественная архитектура, и его самое положение на открытой, довольно обширной площади среди монастыря, производила сильное впечатление на богомольца: так и чувствовалось, что здесь обитель богоугождения молитвенными подвигами. Вдали на восток за собором, среди зелени деревьев виднелась скромная начальная церковь деревянная во имя святителя Николая, Мирликийского чудотворца, примыкающая к больничному деревянному корпусу. Эта простая скромная церковка, с простым, незатейливым крылечком, с обеих сторон окруженная зеленеющими палисадниками, своею трогательною простотою говорила сердцу о Всеблагом Творце окружающей природы и производила умиляющее на душу впечатление. И странно: такая внешняя простота сельская этого начального храма обители как будто говорила о благочестивом вкусе основательницы монастыря, простой крестьянской девицы; но внутри устройство храма как будто выдавало великие замыслы о будущности обители, которые предносились уму Евфимии Герасимовны. В трапезе потолок был устроен крутым, высоким сводом, что указывает на образец более обширных и великолепных храмов; в этой маленькой церковке солея и амвон устроены в три, довольно мелкие ступени, так же как и престол с жертвенником: видимо, что иконостас изображает в миниатюре иконостас более величественного храма. Окна и двери на северной стороне церкви выходили в больничное помещение, так что больные не только могли слышать, но и видеть весь ход Богослужения.

На юг от Тихвинского собора видится скромный осмерик и глава теплого храма во имя Пресвятыя Троицы, с приделами на южной стороне во имя святителя Митрофана, Воронежского чудотворца, и на северной – во имя святителя Феодосия, Черниговского чудотворца. Это – поистине храм иноческой молитвы: богомысленной, самоуглубленной, покаянной в слезах, смиренной в радости; здесь каждое местечко – уголок для внутреннего духовного уединения, – и только Царице Небесной и Ее Божественному Сыну, Господу Спасителю, Иисусу Сладчайшему, известны те духовные из глубины души воздыхания, которые здесь изливались перед Богом. Троицкий храм непосредственно соединен с кельями монахинь – в нижнем этаже, и с кельями игуменскими в верхнем этаже. В нижнем этаже находилась «живописная», т. е. мастерская для иконописания, которой обучались девять девиц под руководством мастерицы-монахини. Игумения Валентина посылала мастерицу-иконописку в Петербург для обучения живописи и иконной чеканки по золоту; близость храма имело благотворное влияние на благочестивое чувство мастериц-иконописиц, а иногда представляло очень удобное место для работы копий с икон храма. В верхнем этаже, при келиях игумении, помещалась мастерская «золотошвейная».

Внутри монастырской каменной ограды шли монастырские корпуса для обитательниц монахинь и для необходимых хозяйственных заведений, а при теплом Троицком храме было расположено монастырское кладбище. Около монастырских корпусов и на кладбище, – повсюду были палисадники и сады; от святых врат и до собора, около самого собора и по пути к Троицкому храму зеленели молодые тополи; самый двор зеленел травою, точно зеленым ковром, – и все это в совокупности представляло именно обитель, т. е. один дом одной семьи, собранной во имя Божие, для единого на потребу – спасения души. Понятно, что люди с непредубежденным чувством, с простой верующей душой шли сюда излить свою душу в молитве в монастырских храмах, успокоить волнующееся в мирской суете сердце тишиною монастырской жизни и вкусить радость отрешения от мирских печалей.

Вне монастырской ограды Бузулукскому Тихвинскому монастырю принадлежали следующие здания: три дома для помещения монастырского причта; двухэтажное здание, – нижний этаж для приема странников каменный, а верхний – для церковно-приходской женской школы деревянный, размером 10 и 6 сажен; дом для помещения учительницы; дом на Ярмарочной улице в г. Бузулуке; дом в г. Самаре (Самарское монастырское подворье); три дома и надворное строение на монастырском хуторе, находящемся вблизи монастырской мельницы в четырех верстах от Бузулука. На монастырском подворье был разведен фруктовый сад. Такой же сад существовал и на монастырском хуторе, там же находился монастырский пчельник, имевщий до 200 ульев пчел.

Первым священником обители (с 1850 по 1854 год) был Александр Муратов, скончавшийся в 1896 году. За ним следовали: священник Александр Бобровский (с 1854 по 1859 год), протоиерей Александр Петрович Островидов (с 1859 по 1892 год) и священник Прокопий Добросердов (с 1872 по 1894 год).

Протоиерей Александр Петрович Островидов, служивший в обители 32 года, был щедрым жертвователем и благоукрасителем святых храмов ее. На свои средства он устроил придел в теплом храме в честь святителя Митрофана, Воронежского чудотворца, украсил стенною живописью соборный храм и пожертвовал колокол в 308 пуд. 35 фунт. О своих пожертвованиях он не объявлял, делая их как бы не от себя, а от лица, пожелавшего не открывать своего имени.Его дочка Анна Островидова была послушницей в монастыре, скончалась по болезни в молодых годах. Протоиерей Александр Петрович Островидов скончался 16 июня 1892 года. В диаконском сане служили в то же время следующие лица: Иоанн Мильтонов, Александр Ливанов и Владимир Тихомиров. Так же служили протоиерей Александр Михайлович Преображенский с 1892 года, священник Михаил Малиновский(написавший очерк о монастыре) с 1894 года и диакон Иоанн Краснослободский с 1893 года.

В 1896 году в монастыре проживали: одна схимонахиня, мантийных монахинь вместе с настоятельницей – 100, рясофорных – 79, послушниц, причисленных к монастырю указами, – 43, проживающих по свидетельствам – 181, а всего – 404.

При монастыре существовала с 1868 года женская школа, в 1887 году была преобразована в одноклассную церковно-приходскую школу, в которой обучалось ежегодно до 60 девочек, детей городских обывателей, вместе с девочками-сиротами, принятыми на воспитание в монастырь. В монастырской библиотеке имелось до 150 названий в 250 томах книг духовно-нравственного содержания.

Игумения Валентина управляла монастырем вплоть до своей кончины до 5 октября 1899г (почила 80 летней старицей), похоронена на монастырском кладбище.

В том же году 13 октября была назначена исполняющей обязанности настоятельницы монахиня Херувима (Волгушева Елена Дмитриевна), со 2 ноября назначена на должность настоятельницы, а 6 декабря 1899г. возведена в сан игумении.

К сожалению еще никто не рассказал о святынях в этом храме. Если Вам известно о святынях храма, Вы можете добавить их.

Добавить святыню

К сожалению еще никто не рассказал о чудесах в этом храме. Если Вам известно о чудесах храма, Вы можете добавить их.

Добавить чудо
Все проекты и сервисы «Правжизнь»: